Обратный звонок
Судебный Адвокат
Круглосуточная защита по уголовным делам
Иная личная заинтересованность: проблемы правоприменения

Иная личная заинтересованность: проблемы правоприменения

23.08.2022

Одним из необходимых признаков состава преступления, предусмотренного диспозицией ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» УК РФ, является совершение преступления из корыстной или иной личной заинтересованности. Помимо ст. 285 УК иная личная заинтересованность предусмотрена в качестве квалифицирующего признака еще восемью статьями Кодекса: ст. 145.1, 170, 181, ст. 285.4, п. «е» ч. 3 ст. 286, ст. 292, ч. 3 ст. 299, ст. 325.

Если к определению и доказыванию судебными и следственными органами признака корыстной заинтересованности на практике особых претензий нет, то в отношении иной личной заинтересованности налицо две очевидные проблемы.

Первая: необоснованное расширение перечня побудительных к действию мотивов, которые могут рассматриваться как иная личная заинтересованность.

Вторая: формальный подход следственных органов и судов к установлению и обоснованию наличия иной личной заинтересованности, а также устранение от доказывания наличия иной личной заинтересованности по конкретным уголовным делам.

Из формулировки признака в диспозиции ст. 285 УК следует, что под иной личной заинтересованностью следует понимать желание виновного получить любую выгоду, за исключением имущественной. Согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее – Постановление Пленума ВС № 19) иная личная заинтересованность – это стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п. То есть ВС однозначно указывает, что обязательным является получение выгоды неимущественного характера.

Указанное разъяснение является важным для практики. Дело в том, что человек как существо разумное в подавляющем большинстве случаев совершает действия, руководствуясь тем или иным интересом. Соответственно, если исходить при квалификации деяний по ст. 285 УК исключительно из трактовки, содержащейся в данной норме Кодекса, любые действия при отсутствии корыстной заинтересованности можно квалифицировать по ст. 285 УК по признаку иной личной заинтересованности. Однако Верховный Суд не случайно ограничивает иную заинтересованность именно стремлением должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, приведя открытый перечень примеров такой выгоды и нацеливая суды на установление обстоятельств их наличия (отсутствия).

Помимо указанного постановления Пленума ВС при определении иной личной заинтересованности суды нередко руководствуются ст. 10 Закона о противодействии коррупции, в которой под личной заинтересованностью понимается возможность получения доходов в виде денежных средств, а также иного имущества, в том числе имущественных прав, услуг имущественного характера, результатов выполненных работ или каких-либо выгод (преимуществ) должностным лицом и (или) состоящими с ним в близком родстве или свойстве лицами (родителями, супругами, детьми, братьями, сестрами, а также братьями, сестрами, родителями, детьми супругов и супругами детей), гражданами или организациями, с которыми должностное лицо и (или) лица, состоящие с ним в близком родстве или свойстве, связаны имущественными, корпоративными или иными отношениями. То есть как иная личная заинтересованность трактуется желание виновного получить для себя выгоду неимущественного характера в силу не только семейственности, но и дружеских и иных близких отношений с лицами, являющимися выгодоприобретателями в результате совершенных противоправных действий.

Одной из негативных тенденций при отнесении деяний должностного лица к совершенным из иной личной заинтересованности является обоснование указанной заинтересованности ложно понятыми служебными интересами. Данная тенденция имеет давнюю историю, а споры о возможности такой квалификации существовали еще во времена действия уголовного закона СССР. Несмотря на то что большинство ученых склоняются к недопустимости обоснования иной личной заинтересованности ложно понятыми служебными интересами, которые не сулят виновному выгоды неимущественного характера, некоторые следственные органы и суды по-прежнему используют данную формулировку в процессуальных решениях.

Так, согласно приговору Магаданского городского суда Магаданской области от 1 июля 2022 г. по делу № 1-183/2022 Ц. был осужден за злоупотребление должностными полномочиями, руководствуясь личными мотивами, связанными с ложным пониманием интересов службы, с целью придания видимости совершения исполнительных действий и улучшения показателей своей работы.

Полагаю, что понимание интересов службы – даже ложное – если оно не сопряжено со стремлением извлечь выгоду неимущественного характера, не может рассматриваться как преступное в целях квалификации по ст. 285 УК. Очевидно, что конкретное восприятие должностным лицом его служебных полномочий и интересов службы характеризует лишь отношение данного лица к ним и не может выступать побудительным мотивом к действиям, а также рассматриваться как иная личная заинтересованность, а при наличии законных оснований должно влечь меры дисциплинарной, а не уголовной ответственности. Законодатель выделил личную заинтересованность в качестве обязательного признака субъективной стороны должностного преступления, чтобы показать, что виновный был нацелен на совершение преступления в личных, а не служебных целях, и в этом плане неважно, правильно ли он понимал интересы службы. Так, В.Ф. Кириченко отмечал, что, «указывая на личную заинтересованность, законодатель имел в виду противопоставить ее интересам учреждения или предприятия и, поскольку речь идет о совершении преступления, – не только подлинным, но и ложно понятым»1.

Вторая проблема, связанная с применением ст. 285 УК в части квалификации признака наличия иной личной заинтересованности, заключается в том, что органы расследования при предъявлении обвинения часто формально относятся к обоснованию наличия иной личной заинтересованности в совершении злоупотребления должностными полномочиями, используя в процессуальных решениях предположения, а суды при вынесении итоговых решений «переписывают» трактовки следствия, не приводя доказательства, их подтверждающие.

При этом суды нередко описывают личную заинтересованность с помощью не подтвержденных доказательствами мотивов, присущих практически любому должностному лицу и сотруднику любой организации: стремление оправдать свое назначение на должность, проявить себя умелым руководителем, способным принимать самостоятельные решения и выполнять поставленные задачи (см. постановление Хамовнического районного суда от 12 июля 2022 г.), получить положительную оценку работы (см. приговор Марксовского городского суда Саратовской области от 18 мая 2017 г. по делу № 1-33/2017), заручиться поддержкой руководства для повышения по службе и пр. При этом зачастую считается априори установленным факт совершения виновного общественного деяния именно по указанным мотивам, без выяснения и исследования обстоятельств, подтверждающих подобный вывод.

Такой подход органов предварительного следствия и судов, на мой взгляд, не только нарушает презумпцию невиновности, но и является устранением от доказывания обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

Представляется, что обозначенные проблемы можно хотя бы частично решить путем внесения изменений и дополнений в Постановление Пленума ВС № 19, разъясняющее порядок рассмотрения судами уголовных дел по ст. 285 и ст. 286 УК. В частности, необходимо обязать суды при рассмотрении уголовных дел по ст. 285 УК устанавливать – и при их наличии указывать в приговоре – в чем конкретно выразилась иная личная заинтересованность осужденного, какую выгоду неимущественного характера для себя лично или какую выгоду имущественного или неимущественного характера для своих родственников и знакомых он хотел получить, в силу каких именно причин получение выгоды имущественного или неимущественного характера родственниками или знакомыми виновного представляло интерес для него самого (например, в силу семейственности, дружеских отношений и пр.) и какие доказательства подтверждают выводы суда в указанной части.

Полагаю, дополнительная регламентация позволит сузить область судейского усмотрения и создаст дополнительные гарантии, исключающие возможность необоснованного привлечения к уголовной ответственности по ст. 285 УК.


1 См. Кириченко В. Ф. Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М., 1956. С. 112.

Читать в источнике


поделиться с друзьями:
Заказать услуги адвоката
×